«Жидкое золото» Беларуси

«Жидкое золото» Беларуси

Казалось бы, это только в сказках могут быть неосушаемые кубки с напитком, прибавляющим силы. Но на самом деле таких «кубков» в Беларуси сейчас 224! Правда, используется из них только 130. Нонсенс, но белорусы с удовольствием отправляются на «воды» в Друскининкай и Палангу, в Карловы Вары и даже на Кавказ, в то время как всё необходимое могут найти в своей стране. 

Капля – это вечный путешественник. С поверхности земли она поднимается в небо, чтобы побыть паром, потом возвращается вниз дождем или снегом. Пожалуй, когда ей надоедает этот бесконечный круговорот, она устремляется вниз, через толщу земли. Пласты пород фильтруют ее от всевозможных примесей и обогащают новыми микроэлементами. Так получается кристально чистая артезианская вода. Чем глубже капле удается пробраться, тем сильнее обогащает ее порода, тем солонее она становится. Интересно, что весь спектр лечебной воды – от слабоминерализованной столовой и среднеминерализованной лечебной до крепкого рассола, пригодного только для ванн и примочек, можно получить в одном месте, пробивая скважины разной глубины.

Первые упоминания о целебных белорусских водах встречаются в монастырских и церковных книгах XVI-XVII века. Уже тогда водолечение заслужило признание по всей Европе. Существовали даже специальные «путеводители» источников, способных вернуть здоровье и силу – швейцарские карты целебных вод. Кстати, на одной из них, датированной 1524 годом можно отыскать и отметку о белорусском местечке Барковщина. Импровизированные курорты существовали там с незапамятных времен – слава о «живительной воде» не дремала. Но первый частный санаторий был организован здесь врачом Немировским в 1855 году. Ревматизм, радикулит, женские болезни, паралич – с этими и другими хворями сюда съезжались со всей Европы – Барковщина упоминалась среди лучших европейских здравниц того времени. Во время Великой Отечественной войны санаторий был захвачен, и его целый год использовали по назначению, но когда пришло время отступать – уничтожили.

Впрочем, если вы хотите сами удостовериться в эффективности знаменитых когда-то на всю Европу источников, поезжайте в санаторий «Лесные озера», что в Ушачском районе Витебской области – они все еще там. И останутся там на бесконечно долгое время. Удивительно, но факт: минеральные воды – один из немногих ресурсов, который способен возобновляться. Причем не меняя своего состава, а значит и специфического воздействия на человеческий организм. Единственное, о чем следует помнить – лечение с помощью минеральной воды должен назначать врач, хорошо знающий ее свойства и механизм воздействия.

Впрочем, это правило зависит от минерализации воды. Столовые минеральные воды можно пить без ограничений каждый день. При этом все-таки следует иметь в виду несколько простых правил. Если минералка задерживается в желудке, она стимулирует желудочную секрецию, если же быстро проходит в кишечник – тормозит ее. Быстро пройти в него она может, если выпита холодной задолго до еды. Если же пить ее перед приемом пищи, она смешается с едой и останется в желудке на более продолжительное время. Кстати, любимые некоторыми «пузырьки» углекислого газа из минералки до ее приема рекомендуют удалять – он не очень-то полезен для человеческого организма, вот только саму воду помогает сохранять дольше. Без этого консерванта через 4-7 суток минеральные вещества из воды выпали бы в осадок, а так могут сохраняться до 90 суток в году. Иногда для той же цели в воду добавляют растворы серебра.

Минеральная вода обладает очень сложной химической структурой, способной воздействовать на химический состав и кислотно-щелочное равновесие жидкостей и тканей, электрический заряд клеток и обменные процессы. Именно поэтому лечебные воды и рассолы для ванн должен назначать и строго дозировать врач.

Запасы минеральных подземных вод в Беларуси – самые богатые в Европе. И дело не только в количестве, но и в качестве. Мало кто знает, что, например, бобруйские и минские минеральные воды сходны по химическому составу с минеральной водой Друскининкая и Старой Руссы. К Друскининкайскому типу относятся, в том числе, минеральная вода «Брестская», «Полоцкая», «Поречье». Похожа по составу на грузинскую «Скури» и казахскую «Алма-Атинская» наша вода «Лесная», разливаемая в Витебской области, а «Иркутская» и «Ижевская» являются ближайшими аналогами воды «Могилевская». Белорусские аналоги воды «Нальчик» - «Витебская-1», «Ганцевчанка». Знаменитая минеральная вода «Миргородская», которая по составу сходна с водами курорта Баден-Баден, имеет в Беларуси целый ряд аналогов: «Закозельская», «Криничка», «Минская-3», «Нарочанская», «Стародорожская» и другие. И это далеко не полный список, ведь многие лечебные воды не разливаются, а используются только на территории санаториев. Так как, например, вода с высоким содержанием органического вещества, которая была найдена у нас только в 1998 году – попробовать знаменитую «коричневую» воду можно в профилактории «Сосны» Мозырского НПЗ и санатории «Полесье». Интересно, что с годами концентрация полезных веществ в этой воде увеличилась, а цвет потемнел.

Но, несмотря на все многообразие минеральных вод в Беларуси, потребление их у нас смехотворно. Из 224 скважин сейчас функционируют 130, да и то часто не больше чем на 10-20% своей мощности. В стране функционируют 47 предприятий, которые разливают минеральную воду, но суммарный объем выпускаемой ими продукции составляет 204 тысячи м3 за год (в одном м3 – 1000 литров воды). И это при том, что балансовые возможности только скважин, которые функционируют, почти 42 тысячи м3 в сутки. То есть, если запустить производство на полную мощность, годовые объемы разливаемой воды можно было бы добыть менее чем за 5 суток! А если подключить и временно законсервированные скважины, то добывать воды можно будет еще на 16 тысяч м3 больше.

И все это богатство простаивает из года в год. В отчетах предприятий для департамента по геологии в графе «объемы» можно встретить даже цифру 4 м3 – а ведь это годовой показатель! В стране, пожалуй, можно назвать только трех гигантов, которые разливают минеральную воду в серьезных масштабах: Минский завод безалкогольных вин, «Дарида» и «Фрост». Все остальные предприятия сильно отстают. И не потому, что их вода хуже, просто, чтобы выйти на рынок, нужны большие деньги на продвижение собственной продукции, а их у предприятий нет.

Именно поэтому сейчас Беларусь активно ищет инвесторов, способных вложить деньги в производство минеральной воды. Несмотря на то, что сами белорусы минералку пьют почему-то мало – в среднем не более 20 литров в год, европейский рынок в этом плане остается более чем привлекательным. Представьте, что среднестатистический итальянец выпивает за год 116 литров бутилированной воды (население Италии около 57 миллионов), немец – 129 литров (82 миллиона). Все население Италии Беларусь могла бы обеспечить необходимым годовым количеством воды за 120 суток, а население Германии примерно за 193 сутки. И при этом не нужно было бы даже бурить скважины на новых участках – просто использовать те, которые есть, в их полную мощность. Минеральная вода в Евросоюзе стоит примерно от 18 до 85 евроцентов за литр, если посчитать 1 литр воды равным 20 евроцентам, то 1 м3 будет стоить 200 евро. Понятно, что не вся белорусская вода подходит на экспорт: где-то она содержит повышенное содержание железа, где-то находится на загрязненном участке – но вода необходимого качества у нас тоже есть.

Территория Беларуси сейчас настолько хорошо изучена геологами, что они могут вполне точно спрогнозировать не только наличие минеральных вод на определенном участке, но и их состав. Единственное, о чем они не могут говорить сразу – это количество воды, для ответа на этот вопрос землю придется все-таки бурить. Геологи предполагают, что найти в Беларуси можно и минеральные воды, сходные по составу со знаменитыми водами «Боржоми», «Шмаковская», «Арашан» и «Саирме», «Турш-Су», «Кишеневская» и «Махачкалинская», а также воды с высоким содержанием органического вещества типа «Нафтуся» (именно благодаря этой воде широко известен украинский курорт Трускавец).

Особенно богата разнообразными по составу водами Гомельская область – когда-то из-за этих и благоприятнейших климатических условий ей прочили славу санаторной области страны. Увы, эти планы разрушила авария на Чернобыльской АЭС. Именно в Гомельской области найдены сероводородные минеральные воды и прогнозируется наличие содовых вод типа «Боржоми». Здесь обнаружили также йодо-бромные рассолы высокой минерализации: они представляют большой интерес для бальнеологического использования, в том числе потому, что часто являются термальными. По своему качеству они не уступают водам израильского Мертвого моря. В Минске на их основе однажды даже выпустили пробную партию бальнеологического средства «Беломин», но на этом производство уникального лекарства, способного лечить болезни опорно-двигательного аппарата и периферической нервной системы, к сожалению, закончилось. Термальные воды Беларуси – это вообще отдельный разговор. Представьте себе, что и в нашей стране существуют подземная вода с температурой на выходе из скважины 42 градуса по Цельсию – перед использованием ее даже не нужно подогревать!

Богаты минеральными водами и Минская, Витебская и Могилевская области. Только Брестской и Гродненской не особо повезло в этом плане – вода там есть, вот только часто залегает на таких глубинах, что добыча ее становится нецелесообразна – проще завезти ее из мест, где вода подходит ближе к поверхности и ее больше. Зато именно в этих областях «водятся» радоновые воды – минеральные воды с растворенным в них радиоактивным газом радоном. Ванны из такой воды оказывают специфическое действие на организм человека благодаря альфа-излучению, возникающему при распаде атомов этого газа: ускоряются процессы заживления и рассасывания в нервных волокнах, мышечной костной ткани, улучшается сердечная деятельность, нормализуется функции щитовидной железы и исчезают болевые ощущения.

Чем сложнее состав минеральной воды, тем шире возможности ее применения. Но если вода, даже при малой минерализации, содержит один из биологически активных элементов, применять ее можно только по назначению. Так, растворенный в воде мышьяк (в Беларуси и такая вода) способен положительно влиять на кроветворную систему и функциональное состояние печени, способствовать росту и укреплению организма. Железистые воды способны лечить анемию, стимулируя образование эритроцитов и повышая уровень гемоглобина. Бром помогает вылечить нервозы, так как усиливает тормозные процессы в центральной нервной системе, оказывает успокаивающее действие и стимулирует ряд обменных процессов. Понятно, что в случаях вышеперечисленных болезней самолечением заниматься не стоит, как и пить минеральную воду с биологически активными элементами здоровым людям.

Санаторно-курортное лечение с использованием белорусских минеральных вод с каждым годом становится все популярнее, в том числе, среди зарубежных гостей. Спрос на недорогое и эффективное лечение только растет – летом в санаторий реально попасть, только если спланировать свой отдых за полгода. Во многих белорусских здравницах используют лечебные грязи – но этот природный феномен, способный вернуть здоровье и силу, достоин отдельного разговора.

Долгое время минеральную воду не относили к разряду перспективных ископаемых, но сейчас уже начались разговоры о том, что в скором будущем вода станет ценнее нефти. Что ж, этому вполне можно верить, с каждым годом пресной воды на Земле становится все меньше. Примечательно, что предприятия, имеющие собственные скважины, не хотят отдавать их кому-то в пользование – это направление производства очень перспективное, тем более что и затраты на него не слишком большие. Но факт пока остается фактом – 94 законсервированных скважины, а вода из тех скважин, которые функционируют, отбирается не каждый день, а если каждый – то на 10-20% возможного объема. Добыча минеральной воды из года в год растет, но до сих пор наибольшее ее количество (46%) идет на поддержание внутрипластового давления при добыче нефти.

Возврат к списку

Версия для печати